03:38 21 августа, понедельник
29 января, четверг, 12:34

Русский музей. Реставрация православных реликвий

Очень волнительно находиться рядом с этим уникальным экспонатом Древлехранилища Русского музея. Это единственный в своем роде сохранившийся деревянный резной амвон. Конечно, он сильно изменился со времени своего сооружения - 16 века, некоторые детали были утрачены. И это лишь 1/4 памятника. Остальная его часть сейчас находится на реставрации.

Вот так под микроскопом изучается поверхность особо значимых исторических предметов. Амвон был создан в 1533 году при архиепископе Новгородском Макарии и находился в Софийском соборе. В конце 19-го века перевезён в Академию Художеств в Москву. Понимая, какую он представляет историческую ценность, поверхность столбиков и резных фигурок закрыли крафт-бумагой. Но теперь, для экспонирования её нужно убрать.

Виктор Чмеленко, Заведующий сектором реставрации резных икон и деревянных скульптур Государственного Русского музея:

"Нам необходимо было, так сказать, пропитать крафтовую заклейку таким образом, чтобы клей проник сквозь эту заклейку до того красочного слоя, который, скорее всего, от поверхности уже оторвался, чтобы его закрепить. Это было первое укрепление. Соответственно это возможным становилось только тогда, когда мы, потихоньку срезая, утоньшая верхние слои этого крафта, эту операцию делали возможной."

Мастера планируют завершить амвон к 2016 году – юбилею Древлехранилища. Однако, на его поверхность уже не вернутся яркие краски и позолота. Реставраторы не имеют права дописывать, изменять авторское произведение. То же самое касается и работы с иконами.

Елена Азарнина, Заведующая сектором реставрации древнерусской живописи Государственного Русского музея:

"Научная реставрация как раз и отличается от антикварной реставрации тем, что мы все материалы используем только обратимые. То есть все вставки делаем из тех материалов, которые мы можем вывести. И естественно, что даже реставрационный лак, если возникнет необходимость, мы можем его легко удалить, но лак обязательно нужен, потому что он защищает поверхность."

Под покровом темной олифы спрятан образ Святой Параскевы. Аккуратными движениями реставратор не счищает слой полностью, а лишь делает его тоньше. Работа с каждой иконой начинается с исследования её поверхности в инфракрасном излучении и в ультрафиолете.

Елена Азарнина, Заведующая сектором реставрации древнерусской живописи Государственного Русского музея:

"Если идёт речь о сложной реставрации такой, как вот мы раскрываем иконы 16 века, где записи, – обязательно нужно выполнять рентгенографирование,  чтобы мы поисследовали рентгенограмму, посмотрели и сделали вывод, в каком состоянии сохранности находится авторский красочный слой. Потому что если рентгенограмма покажет, что если очень сильно утрачен, - имеет ли смысл раскрывать? И такие иконы у нас есть."

А вот тут уже более сложная задача. На иконе «Илья пророк в житии» сразу несколько слоёв краски. Под ярко-розовым и голубым, оказывается, спрятался нежно-золотистый – оригинальный цвет. Написанные 4-5 веков назад, иконы  до наших дней дошли весьма обновлёнными. И если к ликам художники относились ещё уважительно, то вот одежду не щадили и с легкостью переодевали святых.

Рудольф Кесарев, Реставратор:

"За время бытования красочный слой как бы устаревал, икону покрывали олифой, и эта олифная плёнка со временем окислялась, темнела и возникала потребность поновления. Её шлифовали, пемзовали, чтобы переписать заново. Когда олифную плёнку удаляли, то реставратор, точнее поновитель, не всегда заботился о сохранности произведения, ему нужно было подготовить поверхность так, чтобы новый красочный слой хорошо лёг."

Уже почти 40 лет Рудольф Александрович реставрирует иконы в Русском музее. Свой опыт передаёт иерусалимским монахиням в составе «Русской миссии». А ещё принимал участие в восстановлении Образа Животворящего Креста Господня в Годеново. Реставрация православных святынь – главное дело его жизни, но как настоящий ценитель красоты, Рудольф Александрович не может пройти мимо погибающих живописных полотен. Так, например, он полностью восстановил и повесил у себя дома парадный портрет императора Александра II, который нашёл на помойке.

Рудольф Кесарев, Реставратор:

"Он был в очень ужасном состоянии, был сильно изодран, изорван. На нём было много различных записей. Даже это не записи были не художественные, а бутафорские скорее всего, потому что там была и темпера, и масло, и рельефная паста, и всё, что угодно."

Помимо реставрации, Рудольф Александрович пишет иконы и пейзажи. И у него уже есть последователи. К рисованию не равнодушны оба внука.


Юлия Миханова, Александр Дружинин, Валентина Говорушкина и Владимир Пивнев. Первый канал - Санкт- Петербург.


 

 
Комментарии
Всего (0)
Ваш комментарий
Тема недели