20:26 17 августа, четверг
07 июля, понедельник, 13:51

Имеет ли свое лицо современная петербургская иконопись?

«Икона – окно в небесный мир», - говорил священник Павел Флоренский. Но создают эти небесные окна земные художники. И пока прославляются новые святые, и создаются новые храмы, их искусство будет актуальным.

 Домовый храм святителей Иннокентия и Софрония Иркутских появился в Александро-Невской Лавре в прошлом году. Бывшая келья предназначена для братии, и закрыта для прихожан. Но в июне храм посетили иконописцы Москвы и Петербурга в рамках научно-практической конференцию по современной иконописи. «Встречаемся редко, потому вопросов накопилось много», - признался заведующий иконописной мастерской Лавры.


Дмитрий Мироненко - Заведующий иконописно-реставрационной мастерской Александро-Невской Лавры:
«Люди претерпевали смертные страдания в начале 20 века в России – они были исповедники нового времени. Мы имеем сотни святых угодников, необходимы иконы этих святых. Перед иконописцами возник вопрос: как писать иконы. Это не древние святые – наши современники. Отсюда возникает почитание их по фотографии. Но канон предписывает написание образов.»


Серафим Вырицкий, духовник Александро-Невской Лавры преставился в 1949 году, а прославлен в 2000. Образ богатейшего купца, раздавшего все состояние и ставшего святым старцем, создавали иконописцы мастерской Лавры, не отходя от принятых канонов.


Архимандрит Александр (Федоров) - Зав. иконописным отделением СПб Духовной Академии:
«Каждая эпоха даже в рамках канонов искусства имеет свое лицо. Наше время - рубеж тысячелетий - пока является все еще временем ученичества. Как будут будущие поколения оценивать наше время? Будет ли свое лицо или только ученичество?..»


Анна Геннадьева, выпускница училища Серова, училась дизайну во Франции, там же воцерковилась и стала писать иконы. В мастерской Иоанна Дамаскина при Лавре она работает по технологиям художников древней Руси. Основа иконы – доска, в составе краски - малахит, лазурит; божественный свет символизирует чистое золото. Но работа иконописца творится не только снаружи, но и внутри.


Анна Геннадьева - Иконописец мастерской прп. Иоанна Дамаскина Александро- Невской Лавры:
«Когда пишешь образ, нужно любить этот образ, этого святого. Без любви не получится. Это мистическое чувство, которое трудно объяснить. Сначала читаешь Жития, потом молитвы. В какой-то момент пишешь образ и понимаешь, что не имеешь к нему никакого отношения. Это икона родилась, и все…»


Нововведения в современных иконах и храмах – это, как правило, хорошо забытое старое. К примеру, первый этаж в новом храме Рождества при соборе Феодоровской иконы Божьей матери украшает мраморный лабиринт.

Протоиерей Александр (Сорокин):
«Изображение лабиринта на полах – средневековая христианская традиция. Выкладывали разными цветами мрамора, и вот лабиринт – образ пути человека к богу. Человек, начиная путь к Богу, испытывает иллюзию, что уже у цели. А путь оказывается извилистым. И когда человеку кажется, что он так далеко, оказывается, что он у цели.»


В храме, построенном в честь 300-летия Дома Романовых, первый этаж сделан в Московском стиле 17 века, второй – еще 100 лет назад был задуман в домонгольском стиле. Воплотить идею помешала революция: в соборе устроили молокозавод. За 7 лет стараниями отца Зенона, автора росписей и икон, первый этаж стал отражением стилей раннего христианства от 4 до 13 века. По традиции, здесь нет алтаря.
А вот Ирина и Юрий Грецкие, заслуженные художники России, стали учиться иконописи после того, как собственноручно построили храм святителя Василия Великого в деревне Акулова Гора. Супруги написали все иконы в храме, в том числе и одну – чудотворную.


Ирина и Юрий Грецкий - Художники, иконописцы:
«Ира с большим чувством и по всем правилам писала первую икону – Спас Нерукотворный. И к нам приехал целый автобус паломников. Они пришли в храм и при них стала мироточить икона. Они стали молиться и прикладываться к ней.»


Ирина и Юрий, по благословению епископа Карелии, писали иконы на благотворительной основе в новых карельских храмах. Они работают в традиции Андрея Рублева: цвет одежд святых – монохромный; но всегда присутствует голубой – символ небесного света, и белый – символ света божественного. Этот свет перешел с икон на собственные картины художников, которые признаются: «все сюжеты мы берем из жизни, которая полна чудес, когда учишься видеть мир не только физическими, но и духовными очами.»
Анастасия Тамило. Олег Подъячев. Андрей Клемешов. Александр Высоких. 1 канал. Петербург

 
Комментарии
Всего (0)
Ваш комментарий
Тема недели