04:58 14 декабря, пятница
07 октября, среда, 13:34

Фестиваль "Early music". Неизвестные страницы жизни русского искусства

Оказывается, Екатерина Великая была не только великой императрицей, но и сильным литератором. Петербуржцы смогли убедиться в этом во время самой яркой премьеры международного фестиваля Early music - комической оперы «Горе-богатырь Косометович».

Призыв Екатерины Второй "оставить грусти и заботы для веселья" адресован придворным. Комическая опера писалась императрицей об идеальных слугах и стала такой популярной, что партитура из типографии Горного института разошлась по русским поместьям. Но началось все со сказки о Горе-богатыре Косометовиче, которую просвещенная бабушка написала для внуков Александра и Константина.

Андрей Решетин, Художественный руководитель фестиваля «Early music», скрипач, постановщик оперы:

"Сам Александр и его брат Константин так любили эту оперу, что знали ее наизусть. Когда мы приезжаем в Царское село, приходим к Александровскому дворцу – мы видим дивный дворец Александра в классицистском стиле,  мы видим две скульптуры двух игроков в свайку и в бабки – это как раз вот этот самый богатырь и его отец Косомет."

Текст 18-го века, повествующий о приключениях горе-богатыря, искателя подвигов, при первом прочтении показался тяжеловесным, - признался Андрей Решетин, работавший с фонетикой в опере. Преобразился он, когда был разбит на интонации и фразы, частично обращенные к зрителю. Одна из особенностей барочного театра – отсутствие четвертой стены - отразилась даже в позициях танца 18-го века, который был непременным атрибутом каждой оперы, - уверяет немецкий хореограф, мастер барочной пластики и танца Клаус Абромайт.

Клаус Абромайт, Мастер по барочной пластике и танцу:

"В привычном для нас романтическом балете четвертая стена закрыта, зритель отделен от артистов, только наблюдает. В барочном танце мы всегда общаемся. Базовая позиция в классическом балете вот такая: баланс..."

Клаус Абромайт начал работать с танцовщиками петербургского Театра Консерватории еще в 2007-м году, при постановке оперы «Борис Годунов» 17-го века. Тогда и родился в Северной столице «Барочный балет Анджолини» - единственная в России труппа, исполняющая аутентичные танцы. Это лишь начало пути, ведь даже в Европе изучать старинный танец начали в 70-е годы прошлого века по этим вот уникальным трактатам начала 18-го столетия.

Клаус Абромайт, Мастер по барочной пластике и танцу:

"Это мистер Грегорио Ламбранци, один из самых известных мастеров барочного танца, он приглашался работать в Россию. По его правую руку Атина – это существо, которое знает все на свете о танцах, и по другую руку у него Гермес, он знает, как использовать это в театре. У Атины партитура французского танца на листке, где написан каждый шаг."

В таких партитурах, расшифрованных современными европейскими хореографами, расписаны мужская и женская партии, каждый шаг правой и левой ноги и все малейшие нюансы движений контраданса или куранты. А вот по этому трактату Данила Ведерников, при помощи французского актера Тьерри Пето, изучал и ставил оперным певцам жесты. В 17-м - 18-м веках они были отдельным языком.

Данила Ведерников, Постановщик барочного жеста:

"Многие жесты, которые использовали ораторы, исчезли, но многие остались. Вот этот жест понятный – тогда означал то же примерно – показывать величие,  если двумя руками - просто превозносим. Жест тоже понятный современному зрителю – жест внимание – один из главных жестов.  Интересен вот этот жест, он не совсем понятен, но в эпоху средних веков он означал не тлько жест проклятия, но и жест обращения и защиты."

Скрипка конца 18-го века мастера Йоханна Готфрида Хамма имеет аутентичные струны  из жил животных и смычок, позволяющий воспроизводить человеческое дыхание, имитировать интонации речи. Это ценилось в барочной музыке превыше силы и мощности звука. Ансамбль «Солисты Екатерины Великой», исполнивший на старинных инструментах музыкальную партитуру оперы, открыл Петербургу еще одно забытое имя – испанского композитора Мартин-и-Солера.

Андрей Пенюгин, Музыкальный руководитель, скрипач ансамбля «Солисты Екатерины Великой»:

"Он недавно стал исполняться, хотя в свое время он был очень популярен, и даже Моцарт цитирует его в своем "Дон Жуане" как одного из самых модных композиторов того времени, а забыт он был в том числе потому, что приехал в Россию, а наш 19-й и 20-й век просто обрубили память об этих композиторах, практически обо всех, кроме тех, у которых были российские фамилии, хотя Мартин Солер даже похоронен на Смоленском кладбище у нас."

Неизвестные страницы жизни русского искусства раскрылись, зазвучали и ожили в Петербурге, чтобы подарить вдохновение новым мастерам сцены. А публике подарить возможность предаться радости, оставив грусти и заботы, исполняя завет Екатерины Великой.

Анастасия Тамило, Олег Подъячев, Татьяна Осипова, Андрей Клемешов и Александр Высоких. Первый канал - Санкт-Петербург.

 

 
Комментарии
Всего (0)
Ваш комментарий
Тема недели