11:11 28 октября, четверг
14 апреля, среда, 11:09

Династия Траугот - в творчестве и особом понимании мира

Удивительная вещь — самоидентификация художника: современные граффитисты пишут свои имена на каждом фасаде. В старину иконописцы вовсе не подписывали иконы, а еще в истории искусств есть уникальный случай, когда трое художников — отец и два брата втроем подписывали каждую картину. Г.А.В Траугот.           


Работа над иллюстрациями к Евангелию от Луки для Александра Траугота стала откровением. Евангелие всегда было настольной книгой семьи художников, проиллюстрировавших сотни книг в России и за границей… И все — от сказок Андерсена до "Мастера и Маргариты" обозначали тройной подписью — Г А В. Отец Георгий и сыновья, Александр  и Валерий Траугот.                                                                                                                                                                  
Александр Траугот, заслуженный художник России:  "Успех и достижения обычно коллективные и сам Бог тоже -  коллектив, подает пример. Больше всего я не люблю спесь – это единственное бесполезное качество,  если художник спесив – он теряет и талант и все. А когда ты в коллективе - чувствуешь, что ты одна спица в колесе и ты всегда скромен".                                                                                                                         
Глаза, взгляд — вот что было главным для семьи Траугот в каждой работе. А с каждым автором книги завязываются свои отношения. Достоевский — мучил читателя, хотя и любил, это Александр и выразил в иллюстрациях к Запискам из подполья. А вот книга по рассказу Черкашина "Кукла" — стала для иллюстратора автобиографической.                                                                                                                                                             
Оформляли рассказ вместе с братом Валерием: им всегда нравились рисунки друг друга, и работать вместе было счастьем. А тут рисовали свою семью во время блокады… 5ти летнего брата эвакуировали в Сибирь, 10-ти летнего Александра оставили в Ленинграде, он рисовал по памяти буфет, из которого глядели голодными глазами крысы, буржуйку, изобретение соседа-инженера, которую топили мебелью, истощенного дедушку, больную маму…                                                                                                                                                        
"В декабре 41 года отец упал в обморок голодный в очереди за хлебом стоял, и у него вытащили карточки. А мама была очень решительная, энергичная,  она взяла его за руку, повела через весь город. В этом батальоне врачом была моя тетя, папина сестра, которая ушла добровольцем.  И она сказала: я оставляю вам Шурика, иначе он умрет и ушла. И нечего было делать. Я там остался и провел какое-то время, пока карточки новые появились".                                                                                                                                               
 У мамы Веры Яновой не было выставок при жизни, теперь ее работы собраны на коллективной экспозиции семьи "Лики и лица", в Ленинград—центре. Мама читала Александру первые сказки, по которым он, трехлетний, рисовал первые иллюстрации.                                                                                     
"Любимая сказка у меня царевна лягушка — теперь в моде жениться много раз.  А там говорится о том, что нужно увидеть в своей жене — в лягушке увидеть принцессу и красавицу и будешь награжден тогда".                             
Александр уже почти полвека счастлив в браке. Элизабет — француженка, по образованию реставратор, в Сорбонне изучала русский язык. Семейную выставку украшает ее керамика, супруги живут по полгода в Париже и Петербурге. Элизабет пришлось привыкать.          

                                
Александр и Элизабет Траугот, художники: "Когда Элизабет приходила из магазина первое время — она была в слезах — я говорил, что вы плачете? А она: "Они не улыбаются!" Но уже привыкла. А  люди как раз когда приходят сюда, в мастерскую,  они улыбаются. На улице  очень холодные, у нас улыбаются".                                                                                                            
Семейная мастерская Траугот — настоящая декорация к сказке их жизни. И как в сказке здесь есть место и красоте  и печали.                                                                                                                                                               
"Вот этот ангел — единственное, что осталось от церкви на Сенной — когда ее разрушали, взорвали ее — мы очень боролись все, и отец и мы с братом, письма, писатели собирали подписи. Но не смогли спасти".                                                                                                    
Сейчас Александр работает над образом Чумы из пушкинского "Пира во время чумы" — тема созвучная времени. Книга "Маленькие трагедии" с его иллюстрациями недавно вышла в Италии. Александру в июне исполнится 90 и на вопрос: сколько часов в день вы работаете, он отвечает: столько, сколько не сплю. А жена жалуется: даже в перерывах между супом и вторым блюдом убегает рисовать.      

                                                                                                                                       
"Я слишком избалован счастьем — с детства был защищен своей семьей, своим искусством… и я чувствую себя должником".

Анастасия  Тамило, Катерина Горбачева, Александр Дружинин, Ангелина Введенская - Первый канал -Петербург.

 
Комментарии
Всего (0)
Ваш комментарий
Тема недели

Популярное