20:23 27 ноября, пятница
31 октября, среда, 14:26

Назвать всех поименно... Сведения о погибших во времена репрессий - в архивах, Книгах памяти и сердцах родственников

Свечи, цветы, фотографии и имена тех, кто был расстрелян или отправлен в лагеря в годы «Большого террора». Петербург вспоминал жертв политических репрессий поименно. И речь идет не о единицах, а о сотнях тысяч ни в чем не повинных людей, которые были расстреляны или отправлены в лагеря.

По историческим меркам со времени "великого террора" прошло относительно немного времени, однако из жизни уже ушли большинство репрессированных и тех, кто осуществлял эти репрессии. Распался СССР, проводивший государственный террор, выросло новое поколение людей, не верящих ни в коммунизм, ни в сталинизм. За короткий исторический срок изменилось всё – страна, люди, государственный и политический строй, идеология. Прежним осталось одно – во многих сердцах остается память о погибших и совершенных против них преступлениях.

Александр Ржаненков, председатель комитета по социальной политике Санкт-Петербурга: "Самое главное, наша цель – проведение всех намеченных действий. Это увековечение памяти, это вспомнить о тех невинных, которые ушли, или которых расстреляли, которые погибли. И делать все вместе для того, чтобы не допустить впредь ничего подобного".

В воспоминаниях родственников часто одни и те же фразы: "Он был непьющим, работящим, совестливым". И тут же: "Папа наклонился, поцеловал и сказал: слушайся маму, я скоро вернусь. Это ошибка". Вариации иногда разные, но суть одна. Они не возвращались. Погибшие были одними из лучших, во многом героями. И совершенно точно, они стали героями работы Анатолия Разумова. Он руководит центром "Возвращенные имена" и является редактором книги памяти "Ленинградский мартиролог", в тринадцати томах которого больше пятидесяти тысяч имен жертв репрессий. Более сорока пяти тысяч из них расстреляны.

Анатолий Разумов, руководитель центра "Возвращенные имена", главный библиотекарь Отдела библиографии и краеведения РНБ: "Для того, чтобы создавать тома мартиролога, я работаю в архиве госбезопасности. Это рассекреченные данные, и без этого было бы невозможно книгу памяти создавать. Я работал с такими массовыми документами. Надо было получить все имена.  Вот предписание Поликарпову - коменданту Ленинградскому управления НКВД. По протоколу 37. Здесь значится по предписанию, что приговоренные к расстрелу содержатся в ОДПЗ.  Тюрьма на Нижегородской, 39. Сейчас это тюрьма на Академика Лебедева. По всем данным, там их и расстреливали".

В "Ленинградском мартирологе" есть двадцать имен – родственников Елизаветы Дмитриевны Перепеченко. Все они пострадали от репрессий.

Елизавета Перепеченко: "В 18-м году расстреляли прадеда и трех его сыновей. Вдове в 27-м году дали персональную пенсию, но потом в 35-м году ее и бабушку мою вычистили из Ленинграда. Была чистка, и всех бывших высылали. В 35-м году забрали папу, в 41-м маму. Единственный из всех, папа вернулся, нашел меня в детском доме".

Врачи, учителя, писатели, художники, ученые – сталинский террор уничтожил практически всю интеллигенцию. В жернова этой машины попала и актриса Тамара Петкевич. Семь лет в лагере и искалеченная судьба. К тяготам заключения добавилась еще одна трагедия – в результате романа с лагерным врачом у нее родился сын, с которым  возлюбленный позднее ее разлучил. Но и это ее не сломило. Тамара Петкевич написала две книги о любви и судьбе, ставшие знаменитыми.

Ольга Рубинчик, литературовед: "Можно и дальше рассказывать историю этих катастроф. Удивительно то, что она не сломалась. У нее был дар не предавать в самых тяжелых условиях, когда был чудовищный нажим. Сохранять веру в людей. Сохранять способность любить, дружить. Эта такая самоотверженность".

Продолжая помнить и чтить их память, мы не отрицаем и не замалчиваем преступления, совершенные сталинским режимом. Годы идут, на смену поколениям, прошедшим репрессии, пришли те, кто знал о них понаслышке, а сейчас подрастают и те, кто не знает о них вовсе. Скоро это поколение станет преобладающим в нашем обществе.

Александр Шишлов, уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге: "Эта динамика, к сожалению, в последние годы весьма тревожна. Мы забываем о тех трагических уроках, которые наша страна должна извлечь, если хочет стать такой страной, в которой гарантии конституционных прав человека, достоинства человека, высшей ценности человеческой жизни соблюдаются в реальности. Мы не должны забывать об этом".

Игорь Цыжонов. Антон Голубев. Дарья Варновская. Ангелина Введенская. Первый канал. Петербург.

 

 
Комментарии
Всего (0)
Ваш комментарий
Тема недели

Популярное
Сегодня, 8:45

Высшее образование в условиях пандемии. ...

Это не прямой эфир телевизионной программы, а запись лекции для студентов Политехнического университета. Петербургские вузы уже больше двух недель назад вновь перешли на дистанционный формат обучения.
25 ноября, 8:45

Малая авиация: славная история и большие ...

Жизнь больших аэропортов, таких как петербургское "Пулково" или московское "Шереметьево" не останавливается ни на минуту. Между тем на маленьких аэродромах, на одном из которых мы находимся прямо
25 ноября, 14:35

Что такое мама-шеринг? Новый проект ...

О том, как обмениваться не вещами и игрушками, а умениями, знаниями и возможностями