21:12 17 ноября, суббота
10 сентября, понедельник, 16:29

Блокадные храмы: церковную жизнь осажденного города поддерживали 30 священников

Князь-Владимирский собор – один из немногих храмов в Петербурге, который никогда не закрывался. Всю войну он принимал верующих в осажденном городе. За героизм и самоотверженную помощь людям священники собора еще в 43-м году (впервые в советской истории) были удостоены государственной награды – медали «За оборону Ленинграда».

Владимир Сорокин, Настоятель Князь-Владимирского собора:

ойна есть гибельное и страшное дело для того, кто предпринимает ее без нужды, без правды, с жаждой грабительства...."

Отец Владимир читает отрывки из подлинного обращения митрополита Алексия Симанского к жителям Лениграда. Такие редкие исторические документы в храм приносят до сих пор, так же, как информацию о погибших. В Князь-Владимирском соборе действует уникальный всероссийский помянник. В нём все жертвы Блокады и не только — всего порядка 15 миллионов имён тех, за кого здесь молятся. Эти стены все еще помнят следы налётов. В один из самых страшных — на пасху 1942-го — бомба разорвалась вблизи храма, а с самолётов его расстреливали пулемётными очередями. И всё же пасхальная служба, на которую вместо куличей приносили блокадный хлеб, состоялась. А священники продолжали помогать городу в меру сил.

Владимир Сорокин, Настоятель Князь-Владимирского собора:

"Они и на крышах стояли, гасили все эти факелы, и службу совершали. Совершать службу – это значит, и хор должен быть, собор должен быть открыт и всё должно функционировать. Главное, что народ видел, что молитва идёт, что можно молиться, и храмы, хоть их и не много, но они открыты. И вот это поддерживало дух..."

В 1943-м представители Епархии получили государственную награду, впервые со времен революции. Их было 12, и у каждого из них  своя история подвига. Всего в Блокаду в городе работало 10 храмов. А всю церковную жизнь Ленинграда поддерживало не больше 30 человек.

Ольга Ходаковская, Заведующая архивом Санкт-Петербургской епархии, смотритель Музея истории Санкт-Петербургской епархии:

"Настоятель церкви Большеохтинской Николай Ломакин рассказывал, причём рассказывал на Нюрнбергском процессе, куда он был приглашён, он говорил, что в день до 200 гробов стояло около Большеохтинской церкви в зиму 41-42 года, и священник отпевал усопших."

Здесь, у излучины Дудергофки, проходил самый близкий к городу рубеж обороны. К концу войны от старой церкви ничего не осталось. Храм силами местных жителей восстановили, и теперь  8 сентября здесь не только день начала блокады, но, как и прежде, престольный праздник - день святых мучеников Адриана и Наталии. Здесь есть своя книга памяти, куда жители Старо-Паново, и не только, вносят семейные истории.

Михаил Стрельников, Настоятель Храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Паново:

"Очень ценны, конечно, и сами рассказы, и вот эти архивные справки..."Очень ценны, конечно, и сами рассказы, и вот эти архивные справки министерства обороны. Мы видим, допустим, Голубев Радий Степанович, уроженец города Куйбышев, был убит 18 февраля 45 года."

Крестики, ложечки, стреляные гильзы — таких находок здесь много, и местные жители стали приносить их в храм. Так в ДОТе у церкви возник свой небольшой музей. Валентина Николаевна — одна из прихожанок, которая участвовала в его создании. И в служении обрела себя. Она сама, урождённая ленинградка, провела всю войну в госпиталях, с мамой-медиком.

Валентина Ковалёва, Прихожанка Храма святых мучеников Адриана и Наталии в Старо-Паново:

"По 80 человек там умирало в сутки. Мы стоим в дверях, и люди умирают. Помню новый год на 42-й год. Нас собрали…Вот тогда нам серого хлеба по куску выдали. Это на Новый год такой был подарок. Я это запомнила на всю жизнь. Голод был страшный."

Деревянный храм святого великомученика Димитрия Солунского в Коломягах уцелел чудом: место постоянно бомбили, рядом были два аэродрома и зенитная батарея. В самое тяжёлое время службу здесь нёс протоиерей Иоанн Горемыкин. К началу Блокады ему было уже за 70, и всё же каждый день он приходил в церковь через весь город с Петроградской стороны.  А когда совсем обессилел,  его привозили сюда на санках. Он делил свой паёк с прихожанами. И от истощения, бывало, не мог стоять на ногах, но службы не бросал.

История Коломяжского храма для Николая Чукова — дело личное. Его прадед, Ефим Михайлович Привалов, был здесь старостой с 42-го года и до самой смерти. Он прошёл путь от заводского начальника до церковного подвижника. И отстоял храм трижды, когда его пытались закрыть. Сейчас рассказы о военном времени передаются из поколения в поколение в семье Николая, которая, как и прежде, живёт вблизи церкви.

Николай Чуков, Правнук старосты Церкви святого великомученика Димитрия в Коломягах:

"Очень много осознания того, что человек живёт на грани с вечностью. И благодаря этому человек по-другому совершенно представляет свою реальность жизни.  И я лично стремлюсь именно этими примерами воспитать своих детей, чтобы они верили так от всего сердца.

Юлия Демьянова, Олег Подъячев, Татьяна Осипова, Владимир Пивнев. Первый канал. Петербург.

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Комментарии
Всего (0)
Ваш комментарий
Тема недели

Популярное
14 ноября, 12:37

Инклюзивное образование в Петербурге

Петербург сегодня по праву можно назвать центром инклюзивного образования. Сразу два образовательных учреждения, детский сад и школа, на всероссийском конкурсе заняли призовые места.